железный человек фильм

4 НОЯБРЯ 1972 ГОДА НА ЭКРАНЫ СТРАНЫ ВЫШЕЛ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ФИЛЬМ “А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ”.

В 1969 году в журнале Юность была опубликована повесть А зори здесь тихие. Произведение Бориса Васильева вызвало большой резонанс в читательской среде и стало одной из самых популярных книг 19601970-х годов о Великой Отечественной войне. В 1971 году повесть была инсценирована Юрием Любимовым в театре на Таганке (Москва). В 1971 году за экранизацию повести взялся классик советского кинематографа Станислав Ростоцкий. Как впоследствии вспоминал режиссёр и бывший фронтовик фильм был снят в память о медсестре, которая во время войны вынесла его с поля боя и спасла от смерти. Лирической трагедией называют жанр фильма. И это очень точно. Женщина на войне солдат, но она и мать, и жена, и любимая.
Режиссеру удалось создать слаженный актёрский ансамбль, состоявший в основном из дебютантов, и довольно подробно раскрыть характеры главных героев. В киногруппе было много фронтовиков, поэтому перед утверждением актрис на роль был устроен кастинг с голосованием за каждую девушку. Перед режиссёром за три месяца подготовительного периода прошли несколько сотен вчерашних выпускниц и действующих студенток творческих вузов. Пять девушек- зенитчиц, пошедшие за Васковым в лес, это пять точных портретов эпохи.
Железная Рита Осянина (И. Шевчук), вдова молодого командира. Актриса Ирина Шевчук вспоминала: А у меня была очень сложная сцена, где я умираю. Перед съёмкой я наслушалась врачей о том, как ведут себя люди при ранении в живот. И так вошла в роль, что после первого же дубля потеряла сознание! Актриса настолько реально ощущала предсмертные муки героини, что после съемок ее приходилось оживлять. Сегодня Шевчук является директором Открытого кинофестиваля стран СНГ и Балтии Киношок.
Дерзкая красавица Женя Комелькова (О. Остроумова) из комсоставской семьи. До Ольги Остроумовой на роль Жени Камельковой пробовались много актрис. Но Ростоцкий остановил свой выбор именно на ней. Примечательно, что Остроумова была единственной для кого А зори здесь тихие не были дебютом. До этого она уже успела сняться в фильме Доживём до понедельника у того же режиссера. Но актрису едва не сняли с роли проблемы возникли с гримом. Меня выкрасили в рыжий цвет и сделали химию, рассказывает Ольга Остроумова. Все завивалось мелким бесом, что мне страшно не идет. Первые кадры получились нелепые. На режиссера Ростоцкого стало давить начальство, требовали снять меня с роли. На что Станислав Иосифович ответил: Перестаньте ее гримировать и оставьте в покое. И меня оставили в покое на неделю я подзагорела, химия начала сходить, и как-то все само собой исправилось. Особенно яркой и драматичной получилась сцена гибели героини Ольги Остроумовой, в последние минуты жизни напевавшей куплеты старинного романса.
Молчаливая лесникова дочка Лиза Бричкина (Е. Драпеко); В сценарии Лиза Бричкина румяная, бойкая деваха. Кровь с молоком, титьки колесом, смеется Елена Драпеко. А я-то была тогда второкурсница-тростиночка, не от мира сего немножко. Я занималась балетом, играла на рояле и скрипке. Какая у меня крестьянская хватка? Когда отсмотрели первый съемочный материал, меня отстранили от роли. Но потом жена Ростоцкого Нина Меньшикова, увидев отснятый материал на студии Горького, позвонила Ростоцкому в Петрозаводск и сказала, что он не прав. Ростоцкий еще раз посмотрел материал, собрал съемочную группу, и они решили меня оставить в роли. Мне вытравили брови, нарисовали штук 200 рыжих веснушек. И попросили поменять говор. Лиза Бричкина по книге была родом с Брянщины, по фильму же она родом с Вологодчины, отсюда и окающий северный акцент в её речи.
Играла я эпизод гибели в болоте без дублера. Сначала Ростоцкий попробовал что-то снять издали, не со мной. Получилось то, что мы называем липой. Зритель просто не поверил бы нам. Решили снимать вживую, в настоящем болоте, чтобы стало страшно. Заложили динамит, рванули, образовали воронку. В эту воронку стеклась жидкая грязь, которую на Севере называют дрыгвой. Вот в эту воронку я и прыгала. Болото-то оно болото, но вода только на двадцать сантиметров прогревалась, а потом начиналась ледяная крошка. Ощущение, я вам скажу, не из приятных. Каждый раз, после очередного дубля, меня мыли и сушили. Из холода да под горячую воду. Немного отдыха, и новый дубль. Теперь, насколько я знаю, из Петрозаводска экскурсионным автобусом возят туристов на болото, где тонула Лиза Бричкина. Правда, таких болот почему-то уже несколько- рассказывает Е. Драпеко.
Тихая Соня Гурвич (И. Долганова), отличница университета с томиком Блока в солдатском мешке; Жесткий режим съемок и крайне реалистичный грим в сценах смерти стали причиной обмороков на съемках. Первым тяжелым моментом оказалась сцена гибели Сони Гурвич. Ростоцкий заставил нас поверить в реальность смерти, рассказывает Е. Маркова (Галя Четвертак). Когда Иру Долганову начали гримировать, нас увели, чтобы мы не видели этого процесса. Потом мы пошли к месту съемок расщелине, где должна была лежать Соня Гурвич. И увидели то, от чего было в обморок упасть: совершенно не живое лицо, белое с желтизной, и страшные круги под глазами. А там уже камера стоит, снимает нашу первую реакцию. И сцена, когда мы находим Соню, получилась в фильме очень реалистичной, просто один в один.
Детдомовка Галя Четвертак (Е. Маркова). Меня в этом фильме чуть взаправду на тот свет не отправили, вспоминает Екатерина Маркова Помните сцену, когда я, испугавшись, выбегаю из кустов с криком Мама! и получаю выстрелы в спину? Ростоцкий решил снять крупный план спины так, чтобы были видны дырочки от пули и кровь. Для этого изготовили тонкую доску, просверлили ее, смонтировали пузыречки искусственной крови и закрепили мне на спину. В момент выстрела электрическую цепь должно было замкнуть, гимнастерка должна была прорваться изнутри и хлынуть кровь. Но пиротехники просчитались. Выстрел оказался куда мощней, чем планировалось. Мою гимнастерку разорвало в клочья! От увечья меня спасла лишь доска. Актриса в настоящее время успешно работает над созданием детективных романов.
Роль старшины Васкова блестяще воплотил Мартынов Андрей. На эту роль режиссёр хотел пригласить известного исполнителя. Рассматривалась кандидатура Георгия Юматова. Вначале режиссер сомневался в выборе Мартынова, но актера тайным голосованием утвердила вся съемочная группа, в том числе осветители и работники сцены. Для съемок Мартынов даже отрастил усы. С режиссером они условились, что у Васкова в фильме будет своеобразный говорок – местный диалект, а поскольку Андрей родом из Иваново, ему было достаточно просто говорить на окающем языке. Роль старшины Васкова в фильме А зори здесь тихие… стала для него звездным дебютом – 26-летний актер сыграл немолодого старшину удивительно естественно.
Натурные съёмки фильма прошли в деревне Сяргилахта в Пряжинском районе Карелии, в районе Рускеальских водопадов и в павильонах Мосфильма в 1972 году. Справа озеро, слева озеро, на перешейке глухой лес, в лесу шестнадцать гитлеровских диверсантов, и должен старшина Васков задержать их силами пяти девушек-зенитчиц, вооружённых трехлинеечками. Ростоцкий был для актрис как старшина Васков для героинь фильма. Съёмки проходили в сложных климатических условиях и все тяготы они проходили вместе. Так, в сцене прохождения через болото вместе с девчонками каждое утро в жижу с присказкой баба сеяла горох ух! шел режиссер, слегка поскрипывая протезом, оставшимся у него после ранения.
Особые сложности возникли в связи со съёмкой эпизода в бане. В советском кинематографе того периода весьма редко допускались столь откровенные съёмки обнажённого женского тела, но режиссёр картины преследовал определённые художественные цели. Раздеться для сцены в бане для актрис также было очень нелегко, но режиссер, собрав девушек, сказал просто и откровенно: Девочки, мне надо показать, куда падают пули. Не в мужские тела, а в женские, которые должны рожать. С банным эпизодом потом было много проблем. После первого просмотра картины начальство потребовало вырезать откровенную сцену. Но Ростоцкому каким-то чудом удалось её отстоять. Киномеханики на местах частенько вырезали эти знаменитые кадры.
Писатель Борис Васильев приезжал на съёмки всего один раз. И остался очень недоволен. Сказал, что является поклонником спектакля Любимова, а вот с концепцией фильма не согласен. Горячий спор у Ростоцкого с Васильевым вызвала сцена смерти Риты Осяниной. В книге Васков говорит: Что ж я скажу вашим детям, когда они спросят за что вы наших мам погубили? И Рита отвечала: Мы не за Беломоро- Балтийский канал имени товарища Сталина воевали, а мы за Родину воевали. Так вот, Ростоцкий наотрез отказался вставлять эту фразу в фильм, потому что это взгляд из сегодняшнего дня: Какой ты, Боря, смелый, батюшки мои, вдруг, значит, про это сказал. Но Рита Осянина, доброволка, комсомолка 42-го года. Ей даже в голову не могло такое прийти. Борис Васильев возражал. На том и разошлись
Председатель Госкино Алексей Владимирович Романов заявил Ростоцкому: Неужели вы думаете, что мы когда-нибудь выпустим этот фильм на экран? Режиссёр растерялся, не знал, в чём его обвиняют. Три месяца картина лежала без движения. Потом выяснилось, что необходимо внести поправки. И вдруг в один прекрасный день что-то переменилось, и оказалось, что Зори вполне достойны широкого экрана.
Более того, картину отправили на Венецианский фестиваль. На предварительном просмотре для журналистов Ростоцкий пережил ужасные минуты. До этого был показан двухсерийный турецкий фильм, зрители уже осатанели, а тут им ещё показывают какой-то двухсерийный фильм про девочек в гимнастёрках. Хохотали всё время. Через двадцать минут, по признанию Ростоцкого, ему захотелось взять автомат Калашникова и всех перестрелять. Расстроенного режиссёра вывели из зала под руки.
На следующий день был просмотр в 11 часов вечера. Зори длятся 3 часа 12 минут. Я прекрасно понимал, что картина провалится: две с половиной тысячи людей, смокинговый фестиваль, картина идёт на русском языке с итальянскими субтитрами, перевода нет, делился своими впечатлениями Станислав Ростоцкий. Я шёл в своём смокинге, который второй раз в жизни надел, и меня держали под руки, потому что я просто падал. Я решил, что буду считать, сколько людей уйдёт с картины. Но как-то не уходили. А потом вдруг в одном месте раздались аплодисменты. Самые дорогие для меня. Потому что это были аплодисменты не мне, не актёрам, не сценарному мастерству Вот этот враждебный зал в Италии, он вдруг стал сочувствовать девочке Жене Комельковой и её действию. Это было самое главное для меня.
В кинотеатре Россия очередь стояла в течение месяца. Фильм стал классикой советского кинематографа, одной из самых любимых народных лент, посвящённых теме войны. Картина стала одним из лидеров советского кинопроката 1973 года её посмотрело около 66 миллионов человек. В 2002 году во время опроса (социологическая компания Башкиров и партнёры) она была признана самой популярной картиной о Великой Отечественной войне.
В советское время фильм входил в число рекомендованных к просмотру в рамках школьной программы. Входит в образовательную программу российских вузов по специальности журналистика. А зори здесь тихие наряду с фильмом Как закалялась сталь один из самых популярных советских фильмов в Китае.

*Всесоюзный кинофестиваль в Алма-Ате (1973) первый приз.
*Памятный приз на МКФ в Венеции (1972).
*Лучший фильм 1972 года по опросу журнала Советский экран.
*Номинация на премию Оскар 1972 в категории Лучший фильм на иностранном языке.
*Государственная премия СССР 1975 года и премия Ленинского комсомола 1974 года. Удостоены: режиссёр Станислав Ростоцкий, автор повести и сценария Борис Васильев, оператор Вячеслав Шумский, актёр и исполнитель главной роли Андрей Мартынов.

3 Comments

  1. Светлана Кузнецова
    | Permalink

    люблю этот фильм. и переживаешь всегда заново.

  2. Александр Гладышев
    | Permalink

    Любимый фильм

  3. Oleg Gorbunov
    | Permalink

    На ютубе, кстати, лежит отреставрированная версия. Всем рекомендую.

Post a Comment

Your email is never published nor shared. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*
*