Овалов л.с. “приключения

ОВАЛОВ Л.С. “Приключения майора Пронина”. “Синие мечи”.

1

Тяжелое лето выдалось в 1919 году. Колчак разорял Сибирь, Деникин приближался к Харькову, Юденич угрожал Петрограду. Не дремали враги и в тылу: близ Петрограда началось контрреволюционное восстание

В конце июня, незадолго до занятия деникинцами Харькова, был я в бою тяжело ранен. Признаться, не рассчитывал больше гулять по белу свету, но меня отправили в Москву, выходили, и в августе я уже смог явиться для получения нового назначения.

Так и так, говорю, считаю себя вполне здоровым и прошу откомандировать обратно на фронт.

Отлично, товарищ Пронин, говорят мне, только поедете вы не на фронт, а в Петроград, поступите в распоряжение Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем.

Не сразу понял я характер порученной мне работы. Товарищи мои, думаю, кровь на фронтах проливают, а меня в тылу оставляют. Решил, что меня после ранения щадят и хотят мне дать время окрепнуть.

Очень хорошо, говорю. Разрешите идти?

Получите путевку, говорят, и можете отправляться.

Приехал в Петроград, явился в Чрезвычайную Комиссию, послали меня к товарищу Коврову.

Расспросил Ковров меня кто я и что я Ну а что я тогда был? Мастеровой, солдат вот и все мои звания. Исполнилось мне двадцать семь лет, царскую войну провел в окопах, на фронте вступил в партию большевиков, добровольцем пошел в Красную Армию, знаний никаких, человек не совсем грамотный, одним словом не клад. Все, что умел делать, винтовку в руках держать и стрелять без промаху.

Значит, расспросил Ковров меня и говорит:

Отлично, товарищ Пронин, пошлем мы вас на разведывательную работу.

Обрадовался я, думаю на фронт пошлют, на передовые линии: в разведку я всегда охотно ходил.

Терпение у вас есть? спрашивает Ковров.

Найдется, отвечаю.

Вот и отлично, повторяет Ковров. Нате вам ордер от жилищного отдела, идите на Фонтанку, номер дома тут указан, и занимайте комнату.

Это зачем же? спрашиваю.

А все за тем же, усмехается Ковров. Вселяйтесь и живите.

Ну а делать что? спрашиваю.

А ничего, смеется Ковров. Живите, вот и вся ваша забота.

Тут я рассердился.

Что вы, говорю, смеетесь надо мной, что ли? Меня к вам работать послали, а не отдыхать. Я и так два месяца в лазарете пробыл, хватит.

Нет, так не годится, товарищ Пронин, отвечает Ковров, и даже переходит со мной в разговоре на ты. А еще военный! Разная бывает работа. Иногда посидеть да помолчать бывает полезнее, чем стрелять и сражаться. Особняк, в который мы тебя посылаем, принадлежал Борецкой, важной петербургской барыне. Живет она в нем и сейчас. Были у нее и поместья, и деньги в банках, и я даже понять не могу, как она за границу не убежала. Или не успела, или понадеялась, что большевики долго не продержатся. Особняк ее национализирован, но дело в том, что в особняке Борецкой хранится замечательная коллекция фарфора. После войны устроим мы в ее особняке музей, будем для рабочих и крестьян посуду по этим образцам делать, а пока имеется у нее охранная грамота от Музейного управления, и числится Борецкая, так сказать, надзирательницей над фарфором.

Слушаю я Коврова и ничего не понимаю.

Ну а я тут при чем?

Ты, продолжает Ковров, поселишься у нее. Квартира большая, авось найдется для тебя комната. Подозрителен нам ее дом, понимаешь? Давно за ним наблюдаем. Ни в чем она не замечена, не уличена, но Надо, чтобы там свой человек поселился. Объясни ей, что, мол, ранен был, демобилизован, вышел в отставку, поправляюсь, живу на пенсию, вас беспокоить не буду

А дальше?

Дальше ничего. Живи и живи. Из дому выходи пореже, со старухой не ссорься, а покажется чтонибудь подозрительным приходи. Понятно?

Понимать, конечно, особенно нечего было, но не понравилась мне такая работа.

А нельзя ли, говорю, всетаки на фронт?

Ковров только головой покачал.

Дисциплина, брат, подчиняйся и не огорчайся.

2

Пришлось подчиниться. Взял ордер, пошел на Фонтанку. Дом как

дом, поместительный, красивый подходящий дом. Дверь высокая, резная. Позвонил. Открывает дверь старушка, глядит на меня через цепочку. Седенькая такая, в черном платье и, несмотря на голодное время, довольнотаки полная. Волосы назад зачесаны и на затылке пучком закручены. По моим тогдашним понятиям, она мне больше на купчиху похожей показалась, чем на важную барыню.

Мне, говорю, гражданку Борецкую надо.

Я и есть Борецкая, отвечает она. Что вам от меня, матросик?

А в матросики я попал за свой бушлат. Уезжая из Москвы, получил я ордер на обмундирование, а на складе ничего, кроме бушлатов, не оказалось. Так и пришлось мне вырядиться матросом, хоть и не был я никогда моряком.

Подаю ордер.

Вот, говорю, послали до вашего дома

А известно ли вам, матросик, говорит мне эта бывшая владелица дома, что у меня охранная грамота на всю жилищную площадь имеется?

Известно, бабушка, говорю, только куда же мне сейчас вечером деваться, жилищный отдел закрыт, а знакомых в городе не имеется

Где же вы, матросик, служите? спрашивает она меня.

Нигде не служу, объясняю я ей, я по инвалидности на пенсию переведен и прибыл сюда на поправку.

А дрова вы колоть можете? спрашивает она.

Почему же, отвечаю, не поколоть

Так заходите, говорит она, все равно ко мне когонибудь вселят, такие уж теперь времена, а вы, кажется, симпатичный.

Впустила она меня в особняк, заперла дверь на засовы и цепочки, велела хорошенько вытереть ноги и повела по комнатам Не приходилось мне видеть такой богатой обстановки в домах! На окнах шелковые занавеси, стены тоже обтянуты шелком, отделаны деревом, мебель полированная, украшена бронзой и позолотой, хрустальные горки, и всюду на полках, на столах, на этажерках стояла нарядная посуда: вазы, блюда, чашки и всякие разнообразные фигурки.

Провела она меня через эти роскошные комнаты, ввела в комнату попроще и поменьше, но тоже хорошо обставленную и, пожалуй, слишком нарядную для такого молодого человека, каким я в то время был.

Вот, устраивайтесь, говорит. В этой комнате у меня племянник помещался. Он теперь под Псковом живет, в деревне. В учителя поступил. Она помолчала, вздохнула. Теперь я совсем одна

Устроиться мне было недолго. Все мои вещи находились в небольшом фанерном чемодане, да и вещей было не густо.

Вечером старуха заглянула ко мне.

Ну как, устроились? спрашивает.

Осмотрела комнату, поглядела на мой жалкий скарб и только руками всплеснула.

Бельято у вас нет?

Принесла простыни, подушку, помогла устроить постель, чаю предложила.

Давайте познакомимся как следует, матросик, говорит. Зовут меня Александрой Евгеньевной, живу я одна, скучно, может, нам и в самом деле будет вдвоем веселей.

3

Приключения майора Пронина (сборник) – img_1.png
Зажил я со старушкой в особняке. Тоска хуже не выдумаешь. Стоит сентябрь, на улице сухо, солнышко светит полетнему, дождей нет, а я инструкцию выполняю: сижу у себя на диване, брожу по комнатам, рассматриваю от скуки всякие тарелки да чашки и день ото дня все больше от безделья дурею. Выскочу на минутку на улицу, куплю в киоске газету, и обратно. Время тревожное Колчака, правда, Красная Армия громит, зато Деникин Харьков занял, к Курску подбирается, в Петрограде о новом выступлении Юденича поговаривают Сердце от беспокойства замирает, так бы и убежал на фронт!

Пошел получать паек, зашел к Коврову, говорю:

Нет мочи. Если думаете, что я после ранения еще не поправился, так это глубокое заблуждение.

А он одно:

Терпи.

Ну, я терплю На всякий случай, в предвидении зимы, поставил у себя в комнате буржуйку так тогда в Петрограде в шутку самодельные печки окрестили: люди жили в холоде, дров не хватало, это, мол, буржуи привыкли в тепле, с печками жить; связал из проволоки железный каркас, обложил кирпичами, сделал дымоход, словом, хозяйничаю честь честью У старухи в комнате буржуйку тоже исправил, реконструировал, так сказать.

Зажили мы с Александрой Евгеньевной прямо как старосветские помещики. По вечерам я ее селедкой и картошкой угощаю, а она меня пшенной кашей. Чай пьем из самой что ни на есть редкой посуды. Она мне объясняет, рассказывает: севр, сакс Я тогда, конечно, ни в чем этом не разбирался, но сижу, поддакиваю: посуда, правильно, красивая была. Никаких подозрений у меня в отношении старухи не было. Я тогда твердо решил: просто дали мне еще два месяца для поправки, и старуха только предлог. Да и какие могли быть у меня подозрения? Она тоже все дни дома сидит, никто к ней не ходит, читает книжки, со мной разговоры разговаривает да еще богу молится Ну опять же подозрительного в этом ничего нет. Откуда она средства к жизни берет, тоже мне было ясно. Даже в те голодные времена в Петрограде водились скупщики всяких ценных вещей картин, ковров, посуды. Вот старушка моя нетнет да и продаст какуюнибудь чашку с блюдцем. К ней изредка заходили эти скупщики, и она мне объясняла, что продает не из коллекции, а из предметов, которые у нее в личном пользовании находятся. Хотя, признаться, если бы она даже из коллекции продала какуюнибудь тарелку, я бы на это дело сквозь пальцы посмотрел: чашкой меньше, чашкой больше, а за эти чашки платили пшеном, рисом, горохом

Зайдет, бывало, скупщик, спрашивает:

Нет ли старинного севра или сакса у вас?

Ну а старуха понятно что отвечает:

Если заплатите пшеном или рисом, найдется

Сколько раз я эти разговоры слышал и вниманье на них совсем перестал обращать.

У меня даже сон от тоски да от безделья испортился. Прежде я, бывало, спал как убитый. А теперь не то. Поужинаю со старухой, напьюсь чаю, лягу, и точно меня какойто холод сковывает. Сплю беспокойно, сквозь сон какието голоса слышатся, шаги, шорохи. Утром просыпаюсь какимто слабым, неуверенным

В предвидении зимы занялся я заготовкой дров. Кто знает, думаю, сколько времени еще здесь проживу, а зимой мерзнуть неохота. Уеду топливо старухе останется, она тоже не кошка, своей шерсти нет. Нашел я неподалеку, в одном из переулков, сад. С улицы не подумаешь, что за домом такой сад может быть. Деревья в нем всякие, кусты, скамейки и, главное, очень подходящий забор.

А вместо сарая дрова мы складывали в подвал под особняком, ход в него из дома шел, прямо из коридора.

В нем винный погреб раньше помещался, рассказывала хозяйка.

Бывало, схожу, выломаю две доски, нарублю их на плашки перед крыльцом и снесу в подвал.

Старуха и посоветовала подвал для дров приспособить.

И под рукой, говорит, и не украдут.

Однажды прихожу в сад, а туда по дрова, разумеется, не один я ходил, и вижу: какойто курносый паренек у забора пыхтит, тоже доски выламывает.

Помочь? спрашиваю.

Отстань, говорит, сам справлюсь.

А как тебя зовут?

Витька.

А сколько тебе лет?

Тринадцать.

Давай помогу.

А ну!

Самолюбие не позволяет помощь принять. Рванул мой Витька доску на себя, доска, правда, затрещала, но парень не удержался, бац на спину, доска его по лбу, на лбу синяк, губы дрожат, вотвот заплачет.
Думаю: надо его разозлить, а то заплачет, застыдится, убежит, и конец нашему знакомству.

А доску эту, говорю, я у тебя возьму.

Вскочил мальчишка, ощерился, сразу о синяке забыл.

А я тебя камнями забью, говорит.

Поговорили мы с ним Ничего, сошлись. Выломал я себе три доски, ему две, пошли обратно вместе.

Ты где живешь? спрашиваю.

Здесь, на Фонтанке.

А отец у тебя чем занимается?

Отец на Путиловском заводе работает.

А как же вы сюда, на Фонтанку, попали?

А нас сюда из подвала переселили

Вышли мы на Фонтанку.

А где же ты здесь живешь? спрашиваю.

А вон, говорит, в большом доме, на втором этаже, там еще на двери вывеска: Барон фон Мердер.

Эх ты, барон! говорю. Идем ко мне, наколю я тебе твои доски.

Ну поломался он для приличия и согласился.

На другой день мы уже вместе по дрова пошли, потом зазвал я его к себе, и началась наша дружба. Я ему про войну рассказываю, о Красной Армии, о деникинцах, о Колчаке, вместе с ним револьвер свой чищу, целиться его научил, азбуке Морзе выучил, короче говоря: бери парнишку на фронт, он и там без дела не окажется. Виктор тоже в долгу не остался: начал меня арифметике обучать. Придет ко мне вечером уроки готовить, ну и сидим мы с ним вместе, решаем задачки всякие.

Александра Евгеньевна во мне души не чает. После того как я с Виктором подружился и начал с ним задачки решать, она, кажется, совсем убедилась в том, что я нахожусь в отставке и не знаю, как свое время убить.
Продолжение следует

Post a Comment

Your email is never published nor shared. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*
*