О вычитывании молитв

О ВЫЧИТЫВАНИИ МОЛИТВ

Беда с этими молитвами. Люди читают молитвы, слушают их, даже поют (что для богослужения вполне приемлемо), но так к молитве могут никогда и не приступить.
Впрочем, это вполне обычно для православной Церкви. То, что было призвано помочь, в конечном итоге было повернуто под таким углом, что стало скорее помехой. Молитва – это разговор с Богом. Будем честны: для большинства это монолог к Богу.

Традиционно так определяют ее почти все христианские авторы, развивая лишь оттенки. И здесь молитвы, записанные в молитвослове, выполняют роль образца, азбуки (по Феофану Затворнику, если я не ошибаюсь). И это неплохо. Таким образцом является молитва “Отче наш”, например. Все богословие молитвы в ней и присутствует. Но все люди, которые обращались к Богу, находили свои слова. Можно ли диалоги в театральной постановке назвать подлинным общением людей на сцене? Едва ли… Можно ли общаться с женой или детьми по заранее подготовленным черновикам? Безумие…

Чаще всего (с некоторыми исключениями) можно общаться так с кем-то, от кого не ожидаешь диалога. Например, выступление политика, лекция в незнакомой аудитории (без времени для вопросов и ответов.) То есть читать можно только там, где нет возможности для подлинного диалога (как минимум общения двоих).

Именно потому, что многие люди подсознательно и не ожидают от Бога диалога, ответов, в нашей среде, так прижилось вычитывание правил. Это проще. Но это не молитва – это чтение чужих молитв. Правда, есть люди, которые смогли их сделать своими словами. Есть. Остальные – даже если попросить их при закрытом молитвослове рассказать основные мысли молитв – не могут не то что бы воспроизвести идеи, порой даже перевести на обычный русский. Традиция – это живая вера мертвых. Чтобы она стала живой для меня, ее нужно оживить, пропустить через себя.

Самое важное для меня, что молитва как бы является данной нам Богом возможностью для творчества. Любую молитву мы должны творить, тем самым творя историю наших отношений с Богом…. Но проще выбрать путь наименьшего сопротивления, повторять. Но это не лучший путь.

Бог не чиновник, которому нужно писать “служебные записки”. Молитва к Богу не предполагает богословской точности, она предполагает факт веры в то, что Он слышит, любит и разберется. Как радует родителей лепет растущих детей, первые “па”, “ма” и прочие нечленораздельные звуки, в которых память или растущий разум вкладывает первые смыслы… Молитва предполагает искренность, которую по бумажке достигнуть очень сложно.

В литургической молитве все понятно: священник и хор ведут нас в молитве, указывая путь. В личных отношениях с Богом это невозможно (почти).
Так что не оставляя правило, подходя к молитвослову, как учебнику по молитве, нужно не бояться учиться разговаривать с Богом своими словами.

Молитве нужно учиться. Не бояться учиться. И молитвослов – хорошая азбука. Но нужно идти дальше…

“Яйцу, вероятно, трудно превратиться в птицу; однако ему несравненно труднее научиться летать, оставаясь яйцом. Мы с вами подобны яйцу. Но мы не можем бесконечно оставаться обыкновенным, порядочным яйцом. Либо мы вылупимся из него, либо оно испортится”. Кл. Ст. Льюис.

Ну, конечно, каждому свое: кому важнее “православность”, кому искренность… И те, и другие молитвы имеют место быть…

Руслан Яроцкий

Post a Comment

Your email is never published nor shared. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*
*